База отдыха Ергаки

Фотографии

-  Фотогалерея  -  Путешествие 4x4  -

Как всегда сборы были недолги, слёз расставаний на лицах обнаружено не было. Как всегда треть отсеялась за два дня, вторая треть — в день выезда. А какие были заверения: «Да я, да всяко разно! Да гадом буду!» Ну, в общем, оказалось гадов много и имен называть не стану. Да, впрочем и не о них разговор.Маршрут проложили за неделю. Маршрут показался, сидя в кабинете, не то, чтобы фигня, ну, таким — не сложным. Сидя за столом, так просто было тыкать кончиком карандашика в прерывистые пунктирики на карте. «Ага, вот до сюда доедем без проблем, а тут можно вот так, а тут эдак. Тут заправимся, а тут заночуем». Ничего, буквально через три часа начались первые приключения.Добравшись до Усть-Бюри, к своему удивлению обнаружили, что до искомой точки — а ей самонадеянно уже в пути была выбрана база именуемая в народе «база Шойгу на Караташе» — осталось ни много, ни мало не меньше восьмидесяти километров. Смеркалось и по вечерней лесной дороге, с огромными непредсказуемыми лужами путешествие начало принимать очертания легкого экстрима. Тем более, уже с час как моросил мелкий августовский дождик. И если бы не было белого столового вина №21, кое мы начали злоупотреблять, только выехав из города, настроение могло бы быть совсем унылым. Однако этого не произошло, и мы тронулись дальше. Дорогу местами я начал узнавать и радовался этому, вспоминая первую свою поездку сюда.Это было пять лет тому назад, к моему товарищу приезжал его товарищ актёр, которого мы после концерта и вывозили на заимку. Мои приятные воспоминания прервал нырок джипа в яму, залитую водой. Нет, это был не нырок, это было погружение. Как в фильмах ужасах сразу погас свет, как ближний, так и дальний. Осмотр показал, залились фары и лампочки просто лопнули. Мда, такого поворота никто не ожидал, тем более без света можно было проехать по очертаниям дороги от силы минут двадцать, потом наступила бы нормальная таежная ночь. Ставить палатки в дождь тоже кайфа мало. Однако, судя по «джипиэске» рядом имела место быть старая ферма. Старая не старая, а крыша над головой — это «гут». С этими мыслями мы и тронулись дальше. И действительно — буквально минут через пятнадцать справа показался забор.Ура! Земля! На стук в ворота и пятиминутные сигналы авто появился мужичек. «Ну, дык, ёлы-палы, куда ж мы вас, мля всех то? Не-е-е, без хозяина не могу». «Ну, давай, давай, не тужься, зови хозяина», — ответствовали мы, и минут через пять подошел хозяин фермы. Побеседовав пару минут, мы нашли массу общих знакомых и пошли осматривать единственную комнату, которую мог он предложить. Достоинство данной комнаты было одно, но очень весомое — это была комната в помещении! Вернувшись к своим компаньонам, объявил о том, что нас ждет комната! Народ ликовал. Я же им не сказал о том, что комната в кормоцехе. Для людей несведущих поясняю кормоцех, — это помещение, где хранят и выдают пшеницу, овес, кормодобавки для животных, в данном случае коров.В этой комнате жил сторож-бичик, правда, от его вещей к нашему приходу остались только старинные советские очки в здоровенной оправе на подоконнике, которые все потом по очереди примеряли, да панцирная сетка от железной кровати. Поставив машины, народ разбился по интересам и начал готовиться к ужину и ночлегу.Стырив под покровом ночи у скотников охапку дров Пантелей принялся разводить костёр на огонь. Он крошил щепочки, укладывал их шалашиком, дул изо всех сил. Однако силы были явно неравны, и мокрые дрова схватились лишь после того, как Дуглас вытащил газовую горелку. Впрочем, костер нам нужен был скорее для романтического интерьеру и создания атмосферы этакого вечера в тайге. Дело в том,что никакой возможности не было отказать себе в маленьком удовольствии взять с собой газовые плитки, ибо на себе же не тащить. На них и готовили на протяжении всего пути.Мы же с Блэком вытащили надувные матрацы и, включив компрессор, начали метать на стол. Изредка поглядывая на надувающиеся наши постельки. Я поясню, чем вызвано такое внимание к матрацам. Дело в том, что за лето у меня лопнуло два матраца. Причем последний на газах у Димыча. Это просто капец какой-то! Это чудище стояло и зачарованно, как туземец на бусы, глядело на надувающийся матрац пока тот не лопнул, осыпав его тальком с головы до ног, повергнув меня в шок, осознанием того, что придется ночевать на голой земле. В эту поездку Пантелей открыл для нас, да и видимо для себя, невиданные до селе кулинарные способности. Всё горячее, что было приготовлено, вышло из под его толстеньких ладошек. Буквально через полчаса, пофыркав по поводу своего овечьего ночлега и подготовив себе спальную полянку, а именно заложив весь пол в комнатушке матрацами, мы засели за стол. Супчик из бичпакетов, дымящийся, горяченький был как нельзя кстати. Как впрочем, и малосольные мамины огурчики. Костёр вяло чадил, но внутри было уже тёпленько, и мы дружно заблажили под гитару. Однако вскоре начавшийся дождик оборвал песню на припеве, как приклад Пиночета песню Хары. Ну, в общем-то никто особо и не расстроился. Перебежав в «хлев», начали устраиваться на ночлег, естественно, как это случается в мальчуковых компаниях, с шутками и прибаутками, которые понимают только старые добрые друзья. Ну, кто бывал в подобных поездках, походах, знает.Наш старый добрый Димыч опять решил повыёживаться. Вот ведь у человека страстное желание не походить ни на кого! Этакий наш эксклюзив, местного разлива! Нет, не может он спать со всеми вместе. Видите ли, вдруг, кто-нибудь, ночью пойдёт и наступит на него! Гляньте на него неженка, мля, какая, а? Ну, вообще-то, как говорится хозяин — барин, ложись в коридорчике, мёрзни. На том и порешили. Похихикав еще с полчасика с сотоварищами, я поспешил уснуть. Дело в том, что у нас все храпят, причем непросто, а каждый свою, так сказать, руладу выводит. И, я вам скажу, не в пол голоса. Так вот, кто первый засыпает, тот уже не слышит той какофонии, которую слышит последний.Проснулись утром почти все и сразу. Но, такой лом был вылазить из под теплых спальников и тащить свои тушки на улицу! Каждый предложил каждому сносить его, или хоть бы лучшую часть своего тела на улицу. Каждый каждым был весело послан. Но физиология взяла свое и народ потянулся на оперативный простор.Продолжение следует

 
+11°